Лукашевич Марксана Андреевна
Рассказ о бабушке

21 октября исполнится сорок дней со дня смерти Лукашевич Марксаны Андреевны — вдовы майора Лукашевича, героически погибшего 8 мая 1964 года на строительстве трассы Абакан-Тайшет. Несмотря на тяжёлую утрату, Марксана Андреевна нашла в себе силы, чтобы жить дальше, работать, достойно воспитать двоих дочерей, вырастить внучку. 7-го июля 2018 года она отметила свой девяносто третий день рождения, пережив мужа на 54 года и пронеся через всю жизнь любовь и верность этому человеку. Светлая ей память!

Бабушка моя была со мной всю мою жизнь. С самого того момента, как я себя помню, она была рядом. Мы жили в одной квартире — моя мамочка, бабушка, я, с нами жила ещё моя тётя, но потом она уехала.

7 июля 2010 года
Фотография с 85-летнего юбилея Марксаны Андреевны

Когда я родилась, бабушке было сорок девять лет, в этом же году ей исполнилось 50. Я помню, как мама приводила меня к бабушке на работу в регистратуру заводской поликлиники, а потом в этой же поликлинике она работала лифтёром в грузовом лифте — перевозила больных, которые не могли сами передвигаться. Совсем недавно бабушку саму перевозили в таком же лифте, и я вспомнила, как было это в моём детстве, когда она ещё им управляла, а я с удовольствием каталась вместе с ней. Как мне нравилась бабушкина работа! Потом она вышла на пенсию. Я приходила из школы, а она всегда встречала меня горячим вкусным обедом. И так было всегда – и в школе, и в институте. Даже когда она уже сидела в инвалидном кресле, стоило мне забежать с работы в отсутствие мамы, бабушка всегда говорила: «Ты поешь, у мамы сегодня то-то и то-то на обед». Или спрашивала: «Ты ела?» Она всегда, беспокоилась, сыта ли я. Она так привыкла заботиться обо мне, что делала это даже тогда, когда уже моя мама сама заботилась о ней круглосуточно. Помню, как на школьных каникулах отдыхали мы с бабушкой на загородной базе отдыха «Городище», как ездили к тёте в Киев на поезде Архангельск-Львов… Сейчас и поезда такого нет. И страны нашей, той моей любимой страны, тоже нет. Теперь нет и бабушки. Ушла эпоха моего детства, моего счастливого безоблачного детства. Будучи взрослым человеком, я всегда ощущала себя внучкой и дочкой. Я училась, работала, решала по жизни какие-то важные вопросы, но всегда приходила домой, где меня ждали любящие мама и бабушка. Давно уже я живу отдельно, но только эта квартира есть мой настоящий дом — дом моего детства. Я так и не смогла от него оторваться, даже офис сняла рядом, в районе родного дома, моего детского сада, моей школы.

У моей бабушки было три имени – Марксана по паспорту, для друзей и знакомых Майя, а крестили её Марией. Крестили в детстве, ещё по староверскому обряду. Родилась она в 1925 году. Это было первое десятилетие советской власти, поэтому и назвали Марксаной, в честь Маркса.

Родители бабушки были простые люди. Мама – Павла Ивановна Шишунова из соседней с Череповцом Устюжны, небольшого совсем городка в те времена. Папа – Андрей Арсентьевич Смирнов из соседней с Череповцом деревни Пустовалово. Как рассказывала бабушка, он был чекистом и на каком-то задании сильно простыл, из-за чего потом всю жизнь болел. В мирной своей жизни в Череповце он был дамским парикмахером. Родители бабушки прожили недолго: мама 47 лет, папа умер на 46-ом году жизни. 93 года на двоих — ровно столько, сколько прожила их дочь.

Бабушка была в семье старшим ребёнком, а младшим был брат Аркадий, который моложе её на полтора года. В 2008-ом году он умер. Детство у бабушки было счастливое – любящие родители, спокойный тихий городок… Таким тогда был наш родной Череповец! Одно время семья жила в келье, в настоящей церковной келье рядом с Воскресенским собором. В 2005 году мы привозили сюда бабушку. Зашли с ней на территорию собора, она побывала там, где проходило её детство. Теперь никаких квартир здесь нет, в соборе идут службы, а там, где была их квартира, расположена церковная лавка. Бабушка погуляла, она тогда ещё могла передвигаться, окунулась в прошлое.

1 октября 2005 года
У Воскресенского собора в Череповце

На такси мы провезли бабушку по старой части Череповца, по улочкам, которые ей дороги. Подвозили её к тому месту, где стоял деревянный дом, в котором потом, после проживания в келье, им дали жильё. Дом был большой коммунальной квартирой, где семья Смирновых занимала лишь одну комнату, небольшую и вытянутую, как вагон, с тремя окнами и печкой. Теперь на его месте коттедж из кирпича, коттедж нежилой, в нём офис какой-то организации. А бабушкин дом давно расселили и снесли. Я его помню. Там очень долго жил с семьёй бабушкин брат, и мы к ним часто приходили. Одно окно комнаты Смирновых выходило на забор Соляного парка, любимого места череповчан – парка культуры и отдыха. В парке росли большие деревья, по вечерам играла музыка. Как им тогда счастливо жилось! А потом началась война. Тяжёлые времена. В 44-ом году умер бабушкин папа. Умер в Череповце. На фронт его не взяли по состоянию здоровья. Победу бабушка встречала в Москве. Она тогда была в гостях у наших очень близких московских родственников.

17 февраля 1945 года
Смирнова Майя в Москве

В Москве со своей семьёй жила тётя Аня, родная сестра Павлы Ивановны. С её дочерью и своей двоюродной сестрой Ариадной бабушка Майя очень дружила и часто подолгу у них гостила. В Москве она поступила в горный институт, но проучилась там недолго, поняв, что это не её. Устроилась в Череповце воспитателем детского сада и заочно получила в Ленинграде педагогическое образование. А потом пришла любовь! Вышла замуж за моего деда Лукашевича Бориса Ивановича. Они были знакомы давно, со школьных лет. Учились в разных школах – она в школе №1, он в школе №2, познакомились на катке. Дедушка был старше бабушки на два года. В сорок первом она провожала его на фронт. Борис Иванович прошёл всю войну. После войны остался в армии, был офицером железнодорожных войск, разминировал шахты Донбасса. Поэтому и пришлось отложить личное счастье на несколько лет, а именно до 10-го августа 1948 года. В этот день они поженились. И началась для Марксаны Андреевны неспокойная жизнь жены военного офицера – с переездами, с тревогой за мужа… Но всё равно счастливая!

Январь 1950 года
Лукашевичи Борис и Марксана

Уже в сентябре они были на Украине в Харьковской области, потом была служба в Восточном Казахстане, где они снимали угол в частной избе. Изба была маленькая, и кроме бабули-хозяйки, которая сдавала им комнату, за перегородкой в сильные морозы рядом с молодой семьёй соседствовал телёнок. Дальше был Иркутск – родина моей мамы, Галины Борисовны Лукашевич. Мама — младшая, родилась 11 ноября 1952 года. А тётя моя, Елена Борисовна, родилась в Череповце 14 марта 1950 года. Бабушкина мама, Павла Ивановна, успела увидеть свою первую внучку Леночку. А вот Галочку уже не увидела. Марксана Андреевна как раз была беременна младшей дочкой, когда умерла Павла Ивановна. Она тяжело болела. Бабушка приезжала ухаживать за ней, но пришла телеграмма от мужа, что воинскую часть переводят, нужно было срочно уезжать. Павла Ивановна умерла почти сразу после отъезда Лукашевичей. Не пришлось быть Марксане Андреевне на похоронах родной мамы. А вот мама Бориса Ивановича, Евдокия Андреевна, увидела обеих внучек – и Леночку, и Галочку. В редкие приезды семьи сына в Череповец успевала понянчить девочек, и сама не раз к ним приезжала. Очень она любила своего единственного сына. Когда она умерла, Борис Иванович сам сделал и поставил ей памятник, который стоит до сих пор. В Иркутске дружная семья Лукашевичей жила на улице Карла Маркса. В квартире они занимали две комнаты, а рядом жили хорошие соседи – Гирины: Николай Матвеевич — тоже военнослужащий, его жена –Маргарита Степановна, и два их сына Юрий и Игорь. Жили две семьи в одной квартире бок о бок, очень дружили. А через много лет моя тётя Елена Борисовна вышла замуж за своего тогдашнего соседа, друга детства — Игоря Николаевича Гирина.

Из Иркутска Бориса Ивановича отправили в Монголию. Бабушка работала машинисткой в военной части. Моя мама ходила в детсад. Ещё одного места в детском саду не нашлось, и тётю, как старшую, оставляли дома. Она открывала форточку и разговаривала с монгольскими детьми, даже выучила по-монгольски несколько слов. Из Монголии Лукашевичи снова вернулись в Иркутск. Весь трудный военный путь своего мужа Марксана Андреевна прошла вместе с ним. Когда Бориса Ивановича направили на Курсы усовершенствования офицерского состава в Петродворец, бабушка поехала тоже — только бы ему было комфортно и уютно, чтобы ничто не отвлекало от главного дела его жизни – службы на благо родной страны. Вот что бабушка вспоминала в своих записях: «Муж был откомандирован в Ленинград на Курсы высшего офицерского состава КУОС. Они были в Петродворце. Было решено, что я с детьми еду к нему. Он встречал нас в Ленинграде, а на следующий день мы на такси поехали в Петергоф на съёмную комнату. Дом без удобств, готовила я в холодном коридоре. Бельё отдавали в стирку. А комната — с одним окном, две кровати, крохотный столик, две табуретки. Лена ходила в 3 класс, а муж на свои занятия. Мы с Галчонком оставались дома».

Последнее место службы Бориса Ивановича – Красноярский край, станция Саянская, где в то время шло строительство железнодорожной магистрали Абакан-Тайшет.

Встреча Нового года
в клубе на станции Саянская
В центре в колпаке стоит Борис Иванович Лукашевич,
кто с ним рядом, мы не знаем, крайняя слева женщина — Ирина Голубина,
а на заднем плане с правой стороны стоит Куликов Виктор Леонидович

Февраль 1964 года
Станция Саянская
Лукашевич Марксана Андреевна (справа) с Ириной Голубиной,
женой военнослужащего Николая Голубина

Много написано о подвиге моего деда, об этой тяжелейшей для нашей семьи трагедии, которая произошла 8-го мая 1964 года. До сих пор моя мама помнит бабушкин крик горя и отчаяния, когда это известие пришло в их дом. 18 дней военные искали тело Бориса Ивановича. Как они вообще это пережили! С какой невероятной болью… Мама помнит прощание в клубе. Ей казалось, что папа должен встать и взять её за руку. Тёте стало плохо, её увели. Через много лет бабушка записала воспоминания в своей тетрадочке: «Похоронила мужа в Череповце, вернулась в Саянскую, оформила все документы, устроила прощальный день для офицеров и их жён. Упаковала имущество, и поехали мы с девочками на мою родину к родным могилам, к моей родне близкой и дальней и к близким друзьям». В Череповце бабушка моя и прожила всю свою оставшуюся долгую жизнь. Здесь моя мама вышла замуж и появилась я. Тётя живёт с мужем в Киеве.

Бабушка любила смотреть прежние фотографии – фотографии своей молодости, своей счастливой семейной жизни, своих детей. Она помнила, она вспоминала, она снова переживала… Переживала в памяти и годы счастья, и трагедию, которая унесла жизнь её мужа. Он погиб как герой, но как тяжело ей было смириться с его потерей! Целый год после его похорон она каждый день ходила на кладбище. В доме не включали радио. И моя мама говорила, как ей, одиннадцатилетней девочке, было странно, когда она слышала, что где-то играет музыка и веселятся люди. Как это может происходить, когда в родной семье такое горе? Но бабушка нашла в себе силы жить дальше и растить дочерей. Жили дружно, мои мама и тётя всегда и во всём помогали бабушке. Они очень переживали за её здоровье. После гибели отца они всю жизнь боялись потерять маму — и когда ещё были детьми, и во взрослой жизни тоже. И, слава богу, что ещё очень долго она была с нами: с ними, со мной.

Значительную часть своей жизни бабушка была коммунисткой. Она всегда была идейная, как тогда говорили: сознательно вступила в партию и всю жизнь разделяла коммунистические взгляды. Я помню, как в моём детстве она ходила на партсобрания, и даже думаю, что она придерживалась атеистических взглядов, но в конце жизни что-то в ней изменилось. Несколько лет назад по её просьбе приходил батюшка. Она беспокоилась, что в детстве крестили её по староверскому обряду и хотела узнать, надо ли ей теперь креститься снова. Она стала учить молитвы наизусть, попросила принести ей Библию. На отпевании батюшка сказал: «Путь земной она закончила, но впереди её ждёт жизнь вечная, ибо смерти нет».

Портрет Марксаны Андреевны,
сделанный с фотографии 90-летнего юбилея от 07.07.2015 года

Хоронили бабушку в тёплый сентябрьский день. Два предыдущих дня погода была ненастная: ветер, дождь, а день похорон выдался спокойным и солнечным. Подруг у бабушки уже не осталось, все они умерли. Но остался один одноклассник, муж бабушкиной подруги Амалии Андреевны, Игорь Васильевич Назаров. Сказал, что не мог не придти. Очень хорошие слова говорил он о бабушке в этот день. Говорил стоя, несмотря на свой преклонный возраст, самому 93. Сказал, что Майю он знает давно, что она его провожала на фронт в 43-м году, что она была у него на свадьбе, что он знал и Бориса, что общение их так или иначе продолжалось всю жизнь. «Большая фигура была. Все её уважали», — сказал он напоследок. Очень душевно сказал. Спасибо ему за это. Когда бабушка приехала в Череповец после гибели мужа, очень многие люди её поддерживали своим общением, помогали вернуться к жизни. Бабушка через многие годы сохранила дружбу и хорошие отношения со своими подругами и одноклассниками. Уже в преклонные годы они собирались классом, и пока могли, сохраняли эту традицию. В нашем доме всегда были рады гостям. Я помню со своего ясельного возраста, как к нам приходили гости, как бабушка ходила в гости и брала меня с собой. Нашу семью окружало много хороших людей, знакомых, в детстве я думала, что они наша родня. У бабушки была близкая подруга Коммунэлла Павловна, её уже нет в живых, но её младшая сестра стала близким человеком для нашей семьи и тоже пришла проститься с бабушкой. Давно умерла бабушкина подруга Ида Михайловна, но дочь её поддерживала общение с Марксаной Андреевной, всегда поздравляла с праздниками и, конечно, пришла проводить бабушку в последний путь. Пришли подруги моей мамы, пришли и мои подруги, которые тоже хорошо знали мою бабушку, всегда тепло и с уважением к ней относились. Конечно же, пришли и наши родственники.

Бабушка пережила своего мужа, моего деда, на 54 года. Замуж больше не вышла. Свою любовь и верность ему она пронесла через всю жизнь. 13-го сентября Борису Ивановичу должно было исполниться 95 лет со дня рождения, а Марксана Андреевна умерла за день до этого — 12-го сентября, словно решила встретить юбилей вместе с мужем. Мы с мамой планировали сходить в этот день на кладбище, чтобы помянуть деда, но пришли туда не только для этого. Принесли ему цветы и весть о том, что завтра она тоже будет здесь — рядом с ним.

Яна Лукашевич