Жертвы сталинских репрессий
Крещук Сигизмунд Францевич и Ирина Терентьевна

Одной из самых трагических страниц советской деревни является коллективизация и раскулачивание 1927-1930 годов. Именно этот период советской истории пережили Ирина Терентьевна и Сигизмунд Францевич Крещук, которые проживают в нашем посёлке с 1966 года.

В течение 3-х лет учащихся 11 класса Саянской СОШ №32 под руководством Марченко С.Е. работали над проблемой сталинских репрессий. Целью проекта являлось издание сборника о людях нашего посёлка, пострадавших в это тяжёлое время.

Группа школьников встретилась с семьёй Крещук. Своими размышлениями по поводу этой встречи они начали исследовательскую работу.

«Сложную и трудную жизнь пришлось преодолеть этим двум замечательным людям, о чём свидетельствуют представленные документы из семейного архива и воспоминания».

Крещук Ирина Терентьевна (Иванова в девичестве) родилась 20 апреля 1928 года в деревне Николаевка Ирбейского района. Мать её Авдотья Григорьевна (1898 г.р.) в 20-е годы из-за голода вынуждена была уехать из центральной России в деревню Ясная Поляна Ирбейского района. В семье было четверо детей (Николай 1922 г.р., Иван 1925 г.р., Ирина 1928 г.р. и Мария 1930 г.р.). Иван в 1946 году погиб в Белоруссии от бандеровцев, Николай умер в 2004 году, а Мария живёт в городе Дудинке на Севере.

Семья Ивановых была очень дружная и трудолюбивая, жили в достатке. Детство казалось безоблачным и счастливым, пока в семью не нагрянула беда. В 1929 году в деревне Николаевка неожиданно арестовали и забрали отца — Терентия Васильевича, а вместе с ним и всё нажитое имущество.

006

Но этим не закончилось. В 1930-31 годах шла новая волна раскулачивания. Трудно представить, что за имущество, которое указано в справке о конфискации, людей наказывали и объявляли кулаками.

001

Но и на этом беды не закончились. Семью выселили и отправили в тайгу — в село Соломатка Ирбейского района.

002

Уезжали на двух подводах, а когда переправлялись через реку Кан, кони со всем скарбом ушли под воду. Остались без всего. Мать возвратилась домой, чтобы хоть что-то ещё взять, но дом уже был занят, а имущество растащено бедняками.

«Они думали, что разживутся около богатых, а сами всё проедали и потом опять беднели», -говорила Ирина Терентьевна о бедняках.

Настали самые трудные времена. Семья пошла по миру. Мать вынуждена была выменивать на еду всё, что осталось. Наступил момент, когда жизнь стала невыносимой. В 1933 году в отчаянии она пришла вместе с детьми в комендатуру и обратилась к властям: «Постреляйте детей или бросьте живьём в прорубь, а я сама пойду и утоплюсь».

Из того дня пятилетней Ирине запомнилось немного: большое количество людей, женщины в красных косынках и вообще много красного цвета, который давил и обжигал. Она до сих пор ненавидит красный.

После этого случая их забрали и отвезли в инвалидный дом в село Бычково. Дети были очень удивлены, когда на столах увидели много хлеба.

Здесь они отъелись, мать пристроилась ухаживать за хозяйством. Вроде бы всё стало налаживаться, но приехали из комендатуры и приказали убрать детей из инвалидного дома. Их привезли в Красноярский детский дом, но там — не приняли, затем — отправили в Северо-Енисейск, но и там они никому не были нужны, поэтому их снова вернули в Красноярск. Старший брат Николай устроился на работу в пожарную часть, а Иван в сапожную. Семилетнюю Ирину отдали в няньки. Ей очень трудно было справляться с трёхгодовалым ребёнком, поэтому она сбежала к брату Ивану. По его просьбе милиционер отвёз Ирину к матери в село Бычково. Из Бычково они уехали в село Кромка, где им, наконец, предоставили своё жильё в общежитии.

Мать пошла в Николаевку в надежде выкупить собственную баню, но там даже колышка не осталось. Ей удалось купить баню у других и построить дом. Потихоньку стали обзаводиться хозяйством и голода уже не знали. А те, кто раскулачивал их, не раз обращались за помощью и мать им помогала.

С 13 лет Ирина Терентьевна работала в леспромхозе: рубила сучья, управляла конём. В 1943 году пошла учиться на тракториста. Работала много и добросовестно. 19 марта 1948 года в числе трудящихся Ирбейского района Ирина Терентьевна была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.»

004

С такой же сложной судьбой оказался спутник её жизни Крещук Сигизмунд Францевич. Родился он на Украине в Каменец-Подольской области Ляховского района в селе Шепетовка. Отца раскулачили в 1928 году и выслали в деревню Елисеевка Ирбейского района. Сигизмунд был тогда младенцем.

В 1938 году отца Сигизмунда Франца Севериновича 1888 г.р. арестовали. Постановлением Комиссии НКВД и прокурора СССР от 23 мая 1938 года его приговорили к высшей мере наказания – расстрелу. Приговор привели в исполнение 31 октября 1938 года.

007

Семье без отца немало пришлось хлебнуть горя, но жизнь шла своей чередой.

С Ириной Терентьевной у Сигизмунда Францевича любовь была с 4-го класса. Ирина Терентьевна бережно хранит табель об его окончании.

010

Сигизмунд Францевич жил в деревне Елисеевка, где закончил 4 класса. В деревне Соломатка стал работать трактористом. Арест отца явился причиной негативного отношения к семье. Он помнит, что его обзывали «троцкистом», хотя не мог понять смысла этого прозвища.

011

В 1948 году Сигизмунд Францевич женился на Ирине Терентьевне, с которой они прожили около 60-ти лет.

С 1961 года им пришлось попутешествовать. С Кромки они переехали в Белокуриху, где прожили 3 года. Но там возникли проблемы с учёбой детей, которых приходилось возить в школу на станцию Ирбейская. Поэтому семья снова вернулась в деревню Кромка.

В 1966 году семья Крещук приехала на станцию Саянская, где надолго обосновалась. Здесь Сигизмунд Францевич и Ирина Терентьевна вырастили троих детей, четырёх внуков и правнуков.

В 1991 году на основании Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» отец Ирины Терентьевны был реабилитирован, как и отец Сигизмунда Францевича.

003

В 1999 году Рыбинским отделом социальной защиты населения Крещуку Сигизмунду Францевичу было выдано свидетельство о праве на льготы, установленное статьёй 16 Закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий».

005а

«Ирина Терентьевна охотно поделилась с нами своими воспоминаниями, Сигизмунд Францевич был менее многословен, — отметили юные исследователи. — Но общение с ними искренне порадовало нас: ведь несмотря на все жизненные трудности, у них состоялась дружная и счастливая семья».

Источники:

30 октября: День памяти жертв политических репрессий// Саянские вести. — 2007 год. — 30 октября. — №23 (26). — С.3-4. — Спецвыпуск

Архив документов Марченко С.Е., посвящённый жертвам сталинских репрессий