Жертвы сталинских репрессий
Гаммершмидт Роман Антонович и Анна Тимофеевна

С 1966 года проживает в нашем посёлке семья Романа Антоновича и Анны Тимофеевны Гаммершмидт, которые были высланы из Поволжья в Сибирь только потому, что в паспорте, в графе национальность, у них было написано — немец.

В 2005 пятом году учащихся 11 класса Саянской СОШ №32 под руководством Марченко С.Е. выпустили сборник о судьбах русских немцев, подвергшихся репрессиям в 1941 году. Школьники выяснили, что в нашем посёлке таких людей проживает немало.

Анна Тимофеевна Гаммершмидт родилась в январе 1941 года, а в августе того же года вышел сталинский Указ ПВС СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья».

001

Невозможно семимесячному ребёнку, совершившему «путешествие» из Поволжья в далёкую Сибирь, вспомнить о тех временах, поэтому её воспоминания основаны на рассказах матери — Гаммершмидт Евгении Францевны.

Евгения Францевна не любила говорить о прошлом, да и тема эта долго была запретной. Жила она долго и умерла в 2003 году, на сто первом году жизни. Евгения Францевна ярко помнила, что в тот год, когда им пришлось покидать родные места, выдался очень хороший урожай хлеба, подошла пора жатвы…

Семью сослали в деревню Чарга Саянского района, где они прожили до 1958 года. Вместе с маленькой Аней в далёкую Сибирь отправились её сёстры — Мария 1924 года рождения, Эмма 1929 года рождения и два брата — Тимофей 1931 года рождения и Александр 1939 года рождения, который умер в дороге, не выдержав трудного пути. Анна была самой маленькой в семье, но она выжила несмотря ни на что.

Самым тяжёлым оказался первый год вынужденной ссылки: родители не знали русского языка, не было работы… Чтобы свести концы с концами, матери приходилось менять вещи на муку и картошку, да и дрова на зиму приходилось заготавливать самим. В этом же году старшую сестру Марию забрали в трудовую армию в Монголию.

Жизнь налаживалась постепенно: отец устроился работать пастухом, им выделили дом на две семьи.

В Чарге кроме них проживало ещё немало немецких семей, тоже сосланных с Поволжья, поэтому им удалось сохранить свою веру (католицизм, лютеранство), национальные традиции (празднование рождества, католической Пасхи), кухни (штрудель, кребли и так далее).

У Евгении Францевны о жизни в Чарге сохранились самые тёплые воспоминания. В трудные дни русские семьи, чем могли, помогали немцам, дети русских семей дружили с немецкими детьми, не конфликтовали между собой и взрослые.

«Лучше чаргинских не было» — часто говорила Евгения Францевна.

С 1958 года семья переехала в село Унер, того же района. Анне Тимофеевне тогда исполнилось 17 лет. Здесь, в Унере, она нашла свою судьбу: вышла замуж за однофамильца — Гаммершмидта Романа Антоновича 1936 года рождения, с такой же сложной судьбой.

В 1966 году молодая семья Гаммершмидтов переехала на станцию Саянская, где и осталась до конца своих дней. Здесь Анна Тимофеевна и Роман Антонович вырастили трёх дочерей, растили внуков и правнуков.

Тяжёлые времена 40-х — 50-х годов в семье Гаммершмидтов вспоминали  с нежеланием. В 1980 году, после многих лет молчания, к удивлению Анны Тимофеевны, Евгения Францевна достала и показала жёлтый листок газеты, который она хранила почти 40 лет. В ней был опубликован пресловутый сталинский Указ. Столько лет хранить и молчать?! (Указ был опубликован только в 2-ух газетах «Нахрихтен» и «Трудовая правда», издававшихся в автономной республике немцев Поволжья и в сборнике Ведомостей Верховного Совета, которым пользовался ограниченный круг людей в служебных целях). Всю жизнь чувство обиды преследовало Евгению Францевну, хотя она это тщательно и скрывала.

В 1993 году старшая сестра Анны Тимофеевны — Мария, уехала в Германию, а в 2002 году в Германию уехала и сестра Эмма. Мария, находясь в Германии, узнала о судьбе своего отца — Михаила. Это был первый муж Егении Францевны, который в 1931 году был арестован. Он умер при строительстве Беломорканала в Карелии.

В 70-е годы ностальгия заставила посетить свои родные места мужа Марии — Михаила. В селе Реммлер он посетил родной дом Анны Тимофеевны и своей жены. Там проживали люди, заселившиеся в 1941 году. Они благодарили за оставленный уютный дом, за урожай, который помог им выжить в трудное военное время.

Роман Антонович Гаммершмидт тоже тяжело переживал изгнание из Саратовской области, в которой они проживали до войны. До конца жизни он надеялся на восстановление справедливости и получение компенсации за незаконно отобранный родительский дом.002

Источники:

Гергерт Ксения, Гаврильчик Алеся, Михель Юлия, Щербина Снежанна Свои — чужие: Судьба русских немцев. 1941 год и сегодня (Рук. Марченко С.Е.). — п.Саянский, 2005. — С.6-8

Архив документов Марченко С.Е., посвящённый жертвам сталинских репрессий