Имя им — Учителя!
Устьянцева Александра Дмитриевна

В 1968 году вместе со своей большой семьёй педагогов в посёлок Саянский приехала Устьянцева Александра Дмитриевна. До самой пенсии она проработала в нашей школе, преподавала русский язык и литературу. Каждый урок, — утверждает она, — «это вдохновение, это преображение, это переживание».

Работая над рубрикой «Имя им — Учителя!», мы попросили Александру Дмитриевну немного написать о себе. Она согласилась. Её письмо, обращённое к читателям — ученикам и коллегам, получилось информативным, эмоциональным и необыкновенно лирическим.

Здравствуйте, дорогие читатели!

005а (2)уУже давно живу я в Сибири, но сердцем всегда со своей маленькой родиной. Лет мне много, но душа прежняя — не только помогающая преодолевать все невзгоды, но ещё увлекающая в полёт, как в безвозвратно ушедшей юности. И потому у меня иногда рождаются стихи. Как раз одно такое стихотворение-воспоминание я подарю вам всем.

Село Доброе

Милое Доброе

Родилась я в сказочном крае, где так много лесов и озёр,
Где Воронеж-река протекает, и полей необъятный простор,
Пахнет утром душистыми травами, изумрудные росы блестят,
А вон белые лилии плавают, камыши с ветерком говорят…

Как на Пасху там солнце «играет»! Половодьем закрыты луга,
И сугробы зима наметает, и за окнами злится пурга.
Родниковый ручей по-над горкой сотни лет у селян на виду.
Вижу нищую, в лаптях, в опорках нашу Чудовскую слободу.

А ещё я помню избушки и соломенных крыш купола,
И согбенные спины старушек в огородах с утра до утра.
Березняк, Каланча и Самарчик, и огромный центральный проспект…
А от ярмарок бывших базарчик сохранился как память тех лет.

Вот моя благодатная улица, коммунальные наши сады.
Дом, калитка и дверь наша чудится, папа с мамой ещё молоды…
Никогда не забыть этот домик, марь туманов, покосы, луга,
И малиновый наш огородик, и воронежские берега.

Выходила я утром на горку, чтоб спуститься к ручью босиком,
И брела серебристою тропкой я в приветливый сестринский дом.
В Добром я и жила, и дышала, умывалась холодной росой,
И душа над землёю летала с незабвенной её красотой.

Наше Доброе, милое Доброе — отблеск древних петровских времён,
И святая церквушка соборная со слезами рублёвских икон.
Я тебе говорю спасибо в память матери, в память отца…
Наше Доброе, будь же счастливым! Делай добрыми наши сердца!

541_3afcb

Село Доброе

Доброе — это такое большое село в Липецкой области, где я родилась в простой сельской семье, где жила и училась. В семье нас четверо сестёр. Папа погиб в Великую Отечественную войну во второй год, нас воспитывала одна мама.

Детство пришлось на военные годы. Это время было очень тяжёлым. Доброе находилось в прифронтовой полосе. Мы слышали гул немецких самолётов, слышали бомбёжки, видели смерти. А ведь надо было помогать колхозу в работе на полях. Мы, дети, были похожи на маленьких старичков, изнурённых голодом и непосильной работой.

В Добром я окончила 10 классов и поступила в ЛГУИ (город Липецк). После окончания института по госраспределению приехала в Красноярский край. Моя работа преподавателем русского языка и литературы началась в Нижнеингашском районе в посёлке Колючий, где я увидела бурные сибирские реки, непроходимую тайгу и почувствовала дыхание пятидесятиградусных морозов. Как вспомню это время, так мурашки по коже.

Вышла замуж, у нас родился сын. Вскоре мужа перевели по работе на станцию Камарчага. А я работала в железнодорожной школе №13.

В 1968 году приехали мы на станцию Саянская. Школа №5 — моё место работы до пенсии. Вместе со мной в школе работала моя свекровь — Устьянцева Елизавета Алексеевна, добрейшей души человек, и золовка — Скуратова Зинаида Константиновна. Мой свёкр тоже был учителем истории. В Саянской он не работал, был на пенсии. У меня педагогический стаж работы — 45 лет. А педагогический стаж нашей семьи — 160 лет.

6А класс

6А класс

Сентябрь 1976 года

Сентябрь 1976 года

Работа учителя трудная. Ведь учитель должен «зажигать души — свечи».

Пусть в стотысячный раз я иду на урок,
А волнуюсь как в первый.
Как увижу детей проницательный взгляд…
(Ирина Львова «Учительский вальс»)

Учеников в классе было 30-35 человек. Каждый урок — это вдохновение, это преображение, это переживание. Всё ли поняли дети, какая будет отдача?

image (50)

Устьянцева Александра Дмитриевна,
Ткаленко Таисия Леонтьевна,
Мефодьева Татьяна Викторовна

В школе, «где бумаг виражи, и программы, и планы…» Разумеется, здесь и прошла вся жизнь. Значит, судьба каждого учителя — школа, дети, тетради.

Я читаю стихи. В классе тихо и строго.
За окошком снежинки немые летят.
И средь множества глаз два огромных, два синих восторга,
Два апрельских рассвета мне в душу глядят.
Они ждут откровений, они не желают иначе,
Ты их только отвагой, только дерзким полётом зови…
(Владимир Лазарев «Школьница»)

2010а

Каждый урок для учителя — проверка на прочность нервов. Посёлок наш небольшой. Встречи с бывшими своими учениками частые. Многие стали мамами и папами, бабушками и дедушками. Эти встречи — радость для меня. Бывают встречи с коллективом учителей. Спасибо, что нас, «старинных» пенсионеров не забывают.

Я часто вспоминаю слова из стихотворения поэта Леонида Мартынова «След»:

Скажи: какой ты след оставишь?
След, чтобы вытерли паркет
И посмотрели косо в след,
Или незримый прочный след
В чужой душе на много лет?

А какой след оставила я — судить вам. Хочу сказать, что я «богатая» бабушка. У меня четверо внуков и пока что семеро правнуков (6 девочек и 1 мальчик). Я имею две награды: «70 лет ВОВ» и «Ветеран труда».

Учителя

Устьянцева Александра Дмитриевна, Фроленкова Зинаида Тихоновна, Марченко Светлана Евгеньевна, Липко Евгения Карповна, Семушина Вера Васильевна, Широкова Зинаида Фёдоровна

К своим коллегам-пенсионерам я обращаюсь с такими словами:

Летят года, но не беда:
О том не надо волноваться.
Не зря Вахтанг поёт слова:
«Мои года — моё богатство».

Бодрости вам, здоровья, уважения и любви ближних.

Благодарность большая-пребольшая Валентине Ивановне Берестневой и Марине Пряжниковой за их титанический труд.

Александра Дмитриевна Устьянцева