Имя им — Учителя!
Гринштейн Мария Владимировна

Гринштейн Мария Владимировна была удивительной женщиной, талантливым педагогом, обаятельным человеком. С ней было удобно и комфортно всем, кто общался: коллегам, детям, родителям.

004аВ Саянскую среднюю школу №5 Гринштейн Мария Владимировна пришла в 1967 году, приехав на станцию Саянская вместе с мужем — Гринштейном Самуилом Ароновичем, который был назначен на должность главного врача Саянской железнодорожной больницы. Преподавала историю и обществоведение, вела классное руководство. В 1970 году сделала первый свой выпуск в Саянской средней школе, в новом учебном году взяла пятиклассников. В начале зимы 1971 года Самуил Аронович Гринштейн был переведён в железнодорожную больницу станции Вихоревка Братского района Иркутской области (впоследствии — в Иркутск). Мария Владимировна и два их сына последовали за ним.

С учениками

1968 год

В Саянской школе Гринштейн Мария Владимировна проработала всего четыре года, но оставила незабываемые воспоминания о себе не только среди учащихся, но и среди педагогов.

11 апреля 1970 года После Коммунистического субботника Гринштейн Мария Владимировна и Широкова Зинаида Фёдоровна

11 апреля 1970 года
После Коммунистического субботника
Гринштейн Мария Владимировна и Широкова Зинаида Фёдоровна

Очень светлые воспоминания о Марии Владимировне пронесла через полвека Широкова Зинаида Фёдоровна: «Она была очень образована, эрудирована и интеллигентна, как и её муж — Самуил Аронович. Еврейская семья — необыкновенно чуткая, отзывчивая, порядочная. Мария Владимировна сразу покорила всех своим обаянием — весёлая, уверенная в себе, открытая… Она быстро завоевала в школе авторитет, легко могла организовать и учащихся, и педагогов. Именно она в 1968 году стала инициатором моего назначения организатором по воспитательной работе. Могу привести много примеров, характеризующих Марию Владимировну как добрейшего человека, но остановлюсь на одном. В 1970 году у меня родилась вторая дочь. В это лето Мария Владимировна собралась с мужем в Москву и предложила мне привезти что-нибудь для ребёнка. Я обрадовалась: деньги у железнодорожников всегда были, а купить у нас было нечего. Меня тогда просто поразило, как много вещей она нам привезла, несмотря на то, что своих сумок было предостаточно. Мария Владимировна светилась от счастья, доставляя радость окружающим, поэтому, наверное, была очень щедрым и внимательным человеком. Таким же был её муж — Самуил Аронович. На все праздники, которые мы отмечали коллективом, они всегда приходили вместе. Вместе ездили с нами на природу. Были душой компании. Все огорчились, когда Гринштейны неожиданно стали готовиться к отъезду. Я же расстроилась больше всех, ведь Мария Владимировна в это время была классным руководителем у моей старшей дочери. Дети её очень любили! Как-то дочь призналась мне, что у неё не складываются отношения с одной девочкой в классе. Я попросила Марию Владимировну разобраться и помочь им. Как педагог я понимала, что после вмешательства в межличностные отношения детей, ситуация может стать ещё хуже, и волновалась. Не знаю, как и о чём Мария Владимировна говорила с девочками, но отношения между ними наладились. У неё был просто удивительный педагогический талант!»

11 апреля 1970 год

11 апреля 1970 года
Педагоги:
Гринштейн Мария Владимировна и Широкова Зинаида Фёдоровна

001а

Педагоги:
Гринштейн Мария Владимировна, Фроленков Константин Ильич, Трухан Николай Александрович

Из воспоминаний коллеги Марии Владимировны — ещё начинающего педагога Трухан Татьяны Михайловны:

«Мария Владимировна преподавала историю и, по-моему, она любила свой предмет по-особому. Меня сблизил с ней случай. В тот год я работала лаборанткой, а её 10-й класс сдавал выпускной экзамен по химии. Я находилась в лаборантской, готовила реактивы для экзамена, дверь в лаборантскую была открыта, и ребята ходили туда-сюда. Нужно было мыть много пробирок, я их загрузила в таз, залила водой. А у меня были часы, мама подарила мне на День рождения. Я их с руки сняла, чтобы мыть пробирки и положила в шкаф. После окончания экзамена все ребята стояли в коридоре, ожидая оценок, тут же была и Мария Владимировна. Я собралась домой на обед, хвать, а часов — нет! Я вышла в коридор, сказала Марии Владимировне о краже. В лабораторию зашли мальчишки, начали искать все вместе, всё перерыли, даже вытряхнули все пробирки из таза, часов нет! Она всех завела в кабинет, что она говорила им, я не знаю, но разговор был очень серьёзный и тихий. Я ушла на обед. И через час мне позвонил домой Николай Александрович, сказал, что часы подбросили к нему — под дверь кабинета директора. Вот таким авторитетным и уважаемым она была педагогом!»

Классный руководитель Гринштейн Мария Владимировна

Классный руководитель — Гринштейн Мария Владимировна

В классе у Марии Владимировны была атмосфера доверия и творчества, раскованности и уверенности в себе, искренности и прямоты. Сложный материал она умела донести просто и доступно, используя шутки, юмор, анекдоты. Много добрых слов о Марии Владимировне говорят её выпускники.

«Я выпускница 1970 года — Шутолева Лидия (Бибикова). О замечательной женщине, учителе истории и обществоведения, о нашем классном руководителе Марии Владимировне Гринштейн  у меня самые добрые и позитивные воспоминания. Она прекрасно знала свой предмет и умела так нам объяснить и рассказать, что мы, юноши и девушки, слушали её, открыв рот, внимали каждому слову, запоминали всё. Внешне она была очень красива — статная, подтянутая, стройная, всегда в нарядных деловых костюмах и с ухоженной высокой причёской. Мы с неё брали пример. Интеллигентная, умная и очень справедливая. Она была нашей классной мамой, с которой можно было говорить обо всём на свете».

25 мая 1970 год Последний звонок

25 мая 1970 год
Последний звонок
Классный руководитель — Гринштейн Мария Владимировна

Из Германии прислала свои воспоминания о Марии Владимировне Гринштейн её ученица, выпускница 1970 года Крафт (Рудзевичуте) Мария Витальевна, которая с высоты своих лет и жизненного опыта отмечает, что «российское среднее образование одно из лучших в мире: у российских детей шире кругозор, развиты мышление и интуиция, российские дети более самостоятельны и взрослеют раньше».

«Мария Владимировна пришла к нам в 1967  году в 7 класс учителем истории, а с 10 класса и обществоведения. С 8-ого по 10-ый класс она была нашим классным руководителем. Мария Владимировна старалась объяснять доступным, понятным и интересным языком. Помню, в 10 классе по обществоведению были темы о государственном стимулировании предприятий народного хозяйства. Многим ученикам трудно было понять значение слова «стимулирование». Мария Владимировна сказала девочкам, не понимающим значение этого слова, задержаться на переменке. Это заинтересовало. Остались все девочки. И Мария Владимировна объяснила более доступно, что когда женщина тяжело рожает ребёнка, ей ставят капельницы, то есть стимулируют родовую деятельность, помогают ей родить. Всё стало понятно. Но тут же посыпались вопросы уже на жизненные темы: трудно ли рожать детей, как их воспитывать, как найти хорошего мужа?» И Мария Владимировна всегда отвечала на наши вопросы: где — с юмором, а где — серьёзно. Разговаривала с нами, как со взрослыми людьми. Это нам импонировало! Она проводила много интересных классных часов на тему этикета: как правильно кушать за столом, как пользоваться приборами, как правильно подниматься или спускаться по лестнице, кто должен идти первый — мужчина или женщина… Были диспуты о взаимоотношениях девочек и мальчиков нашего возраста, о взаимоотношениях с родителями. Мария Владимировна способствовала тому, чтобы эти диспуты были откровенными и доверительными. Помню, был классный час, посвящённый творчеству скульптора Конёнкова. Мы смотрели диафильм с обнажёнными фигурами и стеснялись друг друга. Но Мария Владимировна объяснила: чтобы правильно вылепить фигуру, скульптор должен увидеть, прощупать и изучить каждую мышцу. Это были красивые скульптуры спортсменов, девушек. А мы понимали, что должны быть взрослее и правильно воспринимать обнажённую натуру. Ездили мы с Марией Владимировной и в Красноярск на концерт Валерия Ободзинского. Ночевали на городской детско-юношеской базе в спортзале, спали на матах: девочки — у левой стенки, а мальчики — у правой. Мария Владимировна всегда была с нами на субботниках… В целях профориентации она организовывала нам экскурсии в больницу: в рентгенкабинет, в операционный блок, мы смотрели, как берут пункцию спинного мозга. Мария Владимировна строила свои отношения с нами на доверии. В моей школьной жизни была одна неприятная история. Мы — из Красногорьевки, жили в интернате. Кормили нас там в столовой плохо, так как завхоз, не буду называть её фамилию, воровала продукты, почти не скрывая этого от нас. Каждый день — с полными сумками домой. Наш коллектив учеников, 120 человек, пригласил на наше собрание Трухана Николая Александровича. И там я, как одна из активистов, выступила, обличая завхоза в воровстве. Директор выслушал нас и трёх человек особо активных решил отчислить из интерната, объявив об этом тут же на собрании. Такое непонимание было для меня трагедией. Мария Владимировна не имела никакого отношения к интернату, но заметив в школе моё подавленное состояние, подошла, выслушала, возмутилась и пошла со мной к директору. Оставив меня в приёмной, наедине переговорила с директором, потом отправила меня за мамой. И уже моей маме она объяснила, как правильно в такой ситуации надо поступить: собрали родительский комитет, добились проверки, по итогам которой нерадивого завхоза уволили. Мария Владимировна была человеком честным, прямолинейным, с обострённым чувством справедливости. Но тем не менее, учитывая наш подростковый максимализм, она шла на компромиссы, умела убеждать и мирно договариваться — была прекрасным дипломатом. Мария Владимировна была не только сама  с нами в воспитательном процессе, но подключала и своего мужа — Самуила Ароновича. Он помогал ей в организации экскурсий по больнице, в подготовке к выпускному вечеру. Они вместе бывали на наших репетициях к праздничным вечерам в Доме культуры. И даже мама Марии Владимировны, которая жила в Красноярске, знала нас заочно по рассказам своей дочери. Когда я бывала у Клавдии Ивановны, по просьбе Марии Владимировны, то она угощала чаем, расспрашивала о дальнейшей судьбе учеников, многих знала по фамилиям. Мария Владимировна учила нас не только грамоте, но и дружбе, уважению, самостоятельности, ответственности… Чтобы мы могли принимать решения, не бояться трудностей!!! И после окончания школы Мария Владимировна продолжала интересоваться нашей жизнью. И мы, её ученики, выпуск 1970 года, с огромной благодарностью и глубоким уважением всегда вспоминаем нашу справедливую, любимую, самую лучшую Марию Владимировну. Чтобы быть объективной, хочу от всего нашего класса выразить любовь и благодарность нашим замечательным учителям: Широковой Зинаиде Фёдоровне — учителю химии и биологии, завучу по воспитательной работе, Демчук Нине Алексеевне — учителю русского языка и литературы, Слободчикову Геннадию Иннокентьевичу — учителю математики, который уважительно называл нас на «Вы», Устьянцевой Елизавете Алексеевне, Ткаленко Таисье Леонтьевне и Александру Мефодьевичу, и многим другим. Спасибо вам большое! Вы всегда в наших сердцах!»

Валентина Ивановна Берестнева