История Саянского ЛОВД

Линейное отделение транспортной милиции на станции Саянской было образовано перед введением в эксплуатацию трассы Абакан-Тайшет. В его обязанности входила сохранность грузов на участке размером более половины всей трассы. Сотрудники отдела не раз раскрывали сложные и запутанные преступления, которыми Саянский ЛОВД может гордиться даже сегодня.

Станции, вокзалы, мчатся поезда.
Нас судьба связала с ними навсегда.
Нет тебя роднее, ты отважен, смел.
Наш отдел линейный, транспортный отдел.
(Рябов Л.И.)

Вслед за образованием Абаканского отделения дороги на станции Абакан был создан линейный отдел внутренних дел, в структуру которого входило отделение на станции Саянской и семь пунктов милиции на узловых станциях. ЛОВД предназначалось для обеспечения правопорядка на объектах железнодорожного транспорта Абаканского отделения дороги. В нём были все основные службы системы МВД — уголовный розыск, подразделения по борьбе с экономическими преступлениями, посягательствами на грузы и оборудование, отделения следствия и дознания, отделения по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка, инспекции по делам несовершеннолетних, подразделения сопровождения пассажирских поездов, ППС.

Транспортная милиция появилась на станции Саянской в 1965 году. Сначала это было линейное подразделение милиции (ЛПМ) от Иланской, а через три-четыре месяца его перевели в Абакан и сделали линейным отделением (ЛОВД), которое обслуживало участок трассы от Крола до Тайшета, а также ветку Саянская-Уяр. Первым служебным помещением Саянского ЛОВД стал бывший штаб 44-ого батальона железнодорожных войск.

Здание штаба

Первым начальником Саянского ЛОВД был назначен майор милиции Туранов Дмитрий Гаврилович, в его подчинении находилось ещё несколько сотрудников: Филон Павел Васильевич, Оружило Василий Илларионович, Середа Виктор Михайлович, Борисов Николай Андреевич…

Туранов Дмитрий Гаврилович принимал активное участие в становлении молодого железнодорожного посёлка, он вошёл в число первых народных депутатов Саянского сельского Совета и даже возглавил одну из двух депутатских групп.

Гордостью Саянского ЛОВД всегда был и остаётся один из первых сотрудников отделения, ветеран Великой Отечественной войны — Филон Павел Васильевич.

В книге, посвящённой 200-летию Российского Министерства внутренних дел, написано, что он «с мая 1966 года по февраль 1977 года проходил службу в ЛОВД на станции Саянская в неизменной для себя должности милиционера. Последние восемь лет был дежурным по ЛОВД. В отделении было всего пятнадцать сотрудников, поэтому приходилось сопровождать пассажирские поезда, выезжать на место преступления вместе с оперативной группой. С особой теплотой Павел Васильевич вспоминает своего наставника, начальника ЛОВД на станции Саянская майора милиции Туранова Д.Г., от которого перенял большой опыт в работе. За долгие годы работы в милиции участвовал в раскрытии многих преступлений и в задержании преступников, подробные эпизоды которых стёрлись из памяти. Но одно происшествие Филон П.В. помнит до настоящего времени. Это было дерзкое преступление. В начале 1970 года во время очередного дежурства с пассажирского поезда на остановочном пункте Переясловка был выброшен сотрудник милиции. В бессознательном состоянии он был направлен в больницу. Благодаря умелым действиям, грамотности и находчивости Филона П.В. преступники были задержаны и впоследствии понесли заслуженное наказание. За время работы в милиции было множество благодарностей от граждан, которым Павел Васильевич помог в трудную минуту, от руководства отдела».

В здании штаба 44-ого батальона железнодорожных войск саянское отделение линейной милиции располагалось недолго — 3-4 года. К началу 70-х годов его перевели в небольшое помещение по улице Школьной, которое впоследствии стало магазином «Молочник». В этом помещении Саянское ЛОВД располагалось до весны 1983 года.

Помещение Саянского ЛОВД по улице Школьной

Субботник 1982 года
Куталов Юрий Николаевич, Борисов Николай Андреевич, инспектор детской комнаты милиции Тарханова Алевтина Петровна (жена следователя Тарханова Виталия Николаевича), в дверях стоит Степанец Николай Макарыч, дежурный по ЛОВД, в середине милиционеры Коньков Василий (справа) и Миронов Владимир (с дочкой), в форме — участковый Сухонос Николай Владимирович.

Тарханова Алевтина, Вицинский Владимир, Куталов Юрий

Начальники Саянского ЛОВД:
Туранов Дмитрий Гаврилович
Середа Виктор Михайлович
Илларионов Николай Тихонович
Игнатюк Пётр Григорьевич
Барсуков Владимир Васильевич
Анущенко Пётр Александрович
Быков Владимир Михайлович
Лиходедов Павел Юрьевич
Никитин Александр Александрович
Бусыгин Владимир Викторович…

В канун седьмого десятилетия личный состав милиции Восточно-Сибирской железной дороги развернул социалистическое соревнование по достойной встрече 100-летия со дня рождения В. И. Ленина.  На первый план вышел лозунг: «Нет преступлениям в зоне милицейских постов». Кроме оперативно-розыскной деятельности активизировалась предупредительно-профилактическая работа, в рамках которой сотрудники Саянского ЛОВД посещали школу: проводили беседы, участвовали в школьных мероприятиях. В школе был создал сводный отряд пионеров, в который вошли представители различных профессий и должностей нашей станции — все, кто по долгу службы вынужден был часто посещать школу и общаться с учащимися, в том числе работник детской комнаты милиции.

Сводный отряд пионеров
Третий справа — Шуйков Александр, работник детской комнаты милиции, выпускник Саянской средней школы

День Милиции в школе
Работники милиции:
Владимир Борисов, Николай Степанец, Павел Филон, Скоромкин Пётр, Коньков Василий…

День Милиции в школе
Работники милиции:
Николай Степанец и Владимир Барсуков

«Нелегко было работать, трудностей было предостаточно, — вспоминал 70-е годы начальник линейного отделения милиции на станции Абакан, заслуженный работник МВД, полковник милиции в отставке Юшков Михаил Федотович. — В оперативных службах мало работало профессионалов, юристов. Нагрузка на работников была величайшая. Оперативно-техническая вооружённость была незначительной и слабо применялась на практике. О компьютеризации и не мечтали. Транспорта в отделе практически не было… Руководство железнодорожных предприятий откликнулось на наши просьбы об укреплении добровольных народных дружин… На крупных узловых станциях Абакан, Аскиз, Бискамжа, Минусинск, Курагино, Кошурниково, Саянская члены ДНД вместе с сотрудниками милиции почти ежедневно выходили на дежурство в вечернее время, активно участвовали в поддержании общественного порядка, в предупреждении и раскрытии преступлений, в задержании преступников».

В 1975 году на первое место вышел новый девиз: «XXV съезду КПСС — достойную встречу». По итогам этой работы в декабре 1975 года начальник ВС УТМ издал приказ, в котором отметил коллективы с высокими показателями в социалистических соревнованиях. В приказе было отмечено улучшение работы линейного отделения на станции Саянская.

С 1977 года, в связи с ухудшением социально-экономической ситуации в стране, стала наблюдаться тенденция к изменению характера преступлений по всей сети железных дорог, в том числе и на ВСЖД. Всё чаще стали встречаться кражи государственного и общественного имущества из подвижного состава, но сотрудники линейных подразделений добивались достаточно высоких показателей, раскрываемость ниже 90 процентов рассматривалась  как неудовлетворительная. Во второй половине 1978 года вся страна начала подготовку к Олимпийским играм в Москве, а на плечи линейной милиции легло обеспечение сохранности «олимпийских» грузов.

Начальник ЛОВД Барсуков Владимир Васильевич и его заместитель Анущенко Пётр Александрович

Куталов Юрий Николаевич на своём рабочем месте

В 1977 году из Уярского ЛПМ в Саянское ЛОВД перешёл работать Куталов Юрий Николаевич:

«Когда я перевёлся в Саянскую, отдел уже лет 7-8  располагался в здании «Молочника». В штате ЛОВД числились около 15-ти человек:

начальник Илларионов Николай Тихонович,
замначальника Жицкий Александр Иванович,
старший опер Барсуков Владимир,
следователь Тарханов Виталий,
оперуполномоченный БХСС Бородыня Анатолий,
инспекторы детской комнаты милиции Куталов Юрий и Тарханова Алевтина,
дежурные офицеры Степанец Николай и Иванов Николай,
милиционеры Коньков Василий, Скоромкин Пётр — всего человека четыре-пять.

Работали у нас не только саянцы, межовцы были, партизанцы: Борисов Николай, Степанец Николай, братья Тархановы, Очкин Валерий, Скоромкин Пётр, Коньков Василий, Бурдынюк Геннадий, Яковец Александр… Наше отделение обслуживало участок от входных Тайшета до Чистых Ключей и ветку Саянская-Уяр, до входных. Если что-то случалось, садились в поезд и ехали неизвестно куда в поисках неизвестно кого. В поисках можно было весь Советский Союз объехать. Раньше Саянская относилась к Восточно-Сибирской железной дроге, мы даже на занятия в Иркутск ездили, два раза в месяц: туда двое суток и обратно — четверо суток как не бывало! Потом уже стали ездить на занятия в Красноярск, потом — в Абакан… В общем, так я и отработал в Саянской 13 лет».

В районе деревни Снегирёвки на расследовании кражи оружия у работника ВОХР

Куталов Ю.Н. на расследовании в ЭЧ-7

В 1986 году начался рост преступности по линии ОУР (уголовного розыска), а также краж грузов с подвижного состава. С этого года пошло снижение раскрываемости преступлений, которое в 1989 году дошло до 25 процентов. В 1987 году саянской оперативной группой под руководством абаканского следователя Козлова Михаила Константиновича было разоблачено преступление на участке Саянская-Тайшет. В своё время это было очень громкое дело, которое даже упомянули в юбилейной книге, посвящённой Сибирской транспортной милиции:

Отрывок из книги «Сибирская транспортная милиция»

Однако в этой книге не сказали ни слова про оперуполномоченных Саянского ЛОВД, которые раскрыли преступление. Одним из них был Куталов Юрий Николаевич:

«Мы как-то приехали на станцию Тарбинскую, где работали только один дежурный и один путеец. Был 1987 год, вторые путя строили, и в одном из вагонов стояли геологи. Я смотрю, они коньяк пьют и шоколадом заедают, а рядом вагоны вскрытые стоят, собаки шоколад жрут — дождь прошёл, жара, он растёкся весь. Я к ним: «Мужики, вы что?!» А они: «Да чё? Ты иди посмотри, что дальше делается!» Я пошёл дальше, а там вагон с консервами открытый, ковры валяются… А они тогда стоили дорого! Я восемнадцать ковров только сразу в поезд затащил, потом мы ещё 20 или 30 изъяли в Бирюсинске, и в Тайшете, и в Канске… Сама Ялина, Валентина Ивановна, кажется, вагоны, конечно, не вскрывала, но похищенные товары мы и у неё изымали, и у детей её…»

Примерно 1980 год
Юрий Куталов, Алексей Борисов и Николай Жилин

Много о своей разъездной работе в годы перестройки и раздела Восточно-Сибирской железной дороги может рассказать Юрий Николаевич:

«В 80-х годах у нас на станциях всё было забито: по 30-40 вагонов с ценными грузами по полгода стояли брошенные. Проезжаешь бывало — вагоны все вскрытые. Закроешь, закрутишь, обратно едешь — опять вскрытые. Крупное хищение было раскрыто по Тарбинской, а ещё — по Туманшету. Там тоже начальник станции участвовал: пылесосы тащили и муку машинами вывозили… А в Мане разобрали катер, один винт с корпусом остался, он потом долго так на платформе и стоял. Сначала с катера сняли тент брезентовый, потом — все щитки приборов, потом — двигатель волговский. В Запани тоже ЗИЛы стояли трёхмостовые, а остались одни двигателя. Сначала ящики с запчастями повытаскивали, сняли всю облицовку, всю электрику, задние мосты с двумя колёсами повыкатывали и на чурки поставили, а потом ещё — бензобак утащили. На Унерчике ребята наши по машинам лазили, запчасти растаскивали. В Береже, в Кварците, в Саранчете были случаи хищения вина из цистерн-термосов. В Береже начальника станции не было… Уже стрелки перестали работать, помощники машинистов бегали их ломом вручную переводили — всё позаржавело… А путейцы цистерну с вином вскрыли и месяц пили: засунули туда шланг, наливали сколько надо, потом пережимали… На мотоциклах с флягами со всей округи ехали: с Саранчета, с Венгерки… По Ирбейской был случай: два пацана 14-летних вытащили из вагонов мотоциклы «Козлик» и катались. Мы мотоциклы изъяли, привезли в Саянскую, и этих пацанов тоже. Малолетки, закрывать нельзя, мы их прямо в милиции оставили, а они разбили окно — крайний кабинет, где склад был, там ни решёток, ничего — вытащили через окно один «Козлик», который украли, и уехали вдвоём в Ирбейскую. А сколько было случаев, когда японскую аппаратуру на ходу из контейнеров выбрасывали! Мы в, так называемых, схронах столько японских магнитофонов выкапывали! Кассетники, когда в Союзе ещё ленточные были! Но в Саянской такого бардака не было. Помню только одно преступление у нас, связанное с ПТО: около сорока эпизодов краж, посадили тогда много — человек двенадцать. А ещё однажды на Саянскую из Тайшета пришёл контейнер с правительственными машинами, японскими или корейскими… Где их грабили, не понятно! Может, ещё под Владивостоком! Всё открыто, стёкла разбиты… Такая была шикарная отделка сидений, из песца! Всё перевернули, загадили… Так они и ушли».

1985-1986 года
Анущенко Пётр, Бурденюк Геннадий, Ахмедов Аладин, Бородыня Анатолий, Борисов Николай, Миронов Владимир, Борисов Алексей, Дрыков (?), Очкин Валерий и Барсуков Владимир

В 1979 году в Саянское ЛОВД был переведён Анущенко Пётр Александрович:

«В органы ВД я поступил в декабре 1977 года по окончании службы в армии. Службу начинал в должности милиционера ЛПМ на станции Уяр и ЛОВД на станции Иланская. В сентябре 1979 года был переведён в ЛОВД на станции Саянская, где на различных должностях прослужил до выхода на пенсию. В 1981 году стал работать дежурным инспектором, в 1983 году — следователем, в 1985 году — старшим опером ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности). В январе 1988 был назначен заместителем начальника по оперативной работе, а в декабре 1989 года — начальником ЛОВД на станции Саянская. С этой должности вышел на пенсию».

В 1980 году молоденькой девушкой, студенткой 5-ого курса Абаканского педагогического института, пришла в Саянское ЛОВД Валентина Валентиновна Леоненко:

«Сначала года два работала в школе, лаборантом. Потом отучилась и пошла в милицию. Пришла в Саянское ЛОВД 17 июля 1980 года на должность инспектора по делам несовершеннолетних. Работала в ИДН до 1993 года, получила должность старшего инспектора. В 1993-1996 годах работала инспектором кадров в ЛОВД на станции Абакан, затем опять, с 1996 года по 2006 год, старшим инспектором по ДН на станции Саянская. В 2000 году мне было присвоено звание подполковника милиции, в этой должности ушла на пенсию».

Валентина Валентиновна стала одной из лучших сотрудниц инспекции. О её работе не раз писали в газете «Красноярский рабочий».

Статьи из газет

С 1983 года линейное отделение Саянской транспортной милиции располагалось в бывшем здании СМП-16, в доме №11 по улице Транспортной.

1996 год
Перед зданием ЛОВД

Около здания ЛОВД
Сансанидзе, Ольховая Галина, Мамедов (?), Леоненко Валентина, Коптев Сергей

В 1986 году в Саянское ЛОВД перешёл работать Коптев Сергей Михайлович. Он хорошо помнит те обстоятельства, которые способствовали резким изменениям в его жизни и профессиональной деятельности:

«До этого я работал в ШЧ, был секретарём партийной организации и председателем профсоюзного комитета. Где-то осенью 1985 года произошло трагическое событие — возле Унера на служебной машине в состоянии алкогольного опьянения разбились два сотрудника саянской милиции. Поддубский Александр погиб. После этого в рядах ЛОВД произошла большая чистка, много кого поувольняли, а на их место назначили «более сознательных». И вот в 1986 году меня вызвали в райком партии и по его решению перевели в органы МВД».

Но причина «большой чистки» была не только в аварии. Бывшие сотрудники транспортной милиции хорошо помнят 1986 год, когда министром МВД стал бывший председатель КГБ Федорчук В.В.:

«Меня три раза увольняли из органов по служебному несоответствию, — вспоминает Пётр Александрович Анущенко. — Много тогда ушло опытных работников. И мы, молодые, резко пошли «в гору» — пошли в начальники, не имея опыта. Вот это было плохо».

1985 год
Похороны Поддубского Александра

Коптев Сергей Михайлович быстро влился в коллектив ЛОВД: стал осваивать новую профессию, поступил в Красноярский Университет Марксизма-Ленинизма, обрёл новых друзей, с которыми прошёл по жизни:

«Я когда пришёл в милицию, в 1986 году, в Саянском ЛОВД числилось 17 человек. Начальником отделения был Владимир Васильевич Барсуков, а старшим опером — Куталов Юрий Николаевич. У него я учился оперативно-розыскному делу, а учителем он был хорошим, с потрясающим оперативным чутьём — нюхом, как говориться. Когда начальником отделения был Барсуков Владимир Васильевич, его замещал Анущенко. Потом Анущенко стал начальником, а меня назначили к нему замом. Леоненко же работала секретарём партийной организации и вообще всегда была очень активной. Так мы втроём и руководили, дружили и дружим до сих пор».

7 марта 1995 года
Коптев Сергей, Леоненко Валентина, Анущенко Пётр

В 1989 году начальником Саянского ЛОВД назначили Петра Александровича Анущенко:

«У меня числилось по штату около 60-ти человек: 15 человек было в Тайшете, по одному — на милицейских постах, которые появились в Тагуле, в Абакумовке, на Мане…. Только по нашему участку доходило до 400 преступлений в год, а раскрываемость была плохая. Однако нашей вины не было, так установила прокуратура: на каком участке дело остановится, тот и расследует, независимо, где преступление было совершено. Допустим, шёл вагон с запада, его вскрыли ещё за Уралом, но пропускали дальше, на каждом участке оформляя попутные акты… Вагон проходил по нашему участку, а Тайшет его не принимал — оставлял нам. И мы должны были расследовать дело, которое произошло неизвестно где. Естественно, оно зависало. Поэтому наши сотрудники в Тайшете тоже «отсекали» повреждённые вагоны и не пускали их на наш участок. В 90-х годах это правило изменилось: на каком участке произошло преступление, тот его и расследовать должен был. Мы тоже стали тормозить вагоны и отдавать дела на восток и на запад. У нас в отделении тогда такой состав собрался — все капитаны, майоры, все опера уже были опытные! Если молодые ребята приходили, мы их быстро «натаскивали». В общем, в это время мы свои дела уже так расследовали, что гремели на всю дорогу! К чести нашего отдела мы никогда никого не били и не унижали. У нас это не приветствовалось. Поэтому к саянским «ментам» всегда относились с уважением, даже в Харюзовке».

Трудна и опасна работа линейной милиции. Но были случаи, о которых и теперь нельзя вспомнить без смеха. Такую анекдотическую историю о своём расследовании кражи запчастей из вагонов на станции Абакумовка помнит Пётр Александрович Анущенко:

«Послали меня с Земенковым Сергеем, он из Абакана, в Тагул с объездом. Проработали мы неделю, а докладывать нечего. Решили ехать назад грузовым. В Кварците слышим разговор дежурного: «Я у Петьки в Абакумовке ключи видел тракторные, новые». Всё. Сели мы в хлебный, ночью приехали в Абакумовку. Прошлись по деревне: там — ящик, там — ящик… Вернулись в Саянскую, доложили. Решили так: я беру своего милиционера и еду пассажирским пораньше, а Земенков берёт Коптева и едет следом на пуньке. Мы начали работу с 6 утра и к их приезду уже семь краж оформили: в один дом зашли — ящик изъяли, «колонули» — был с тем-то и с тем-то. Пошли по дворам, кража за кражей. Посылаю Коптева, иди, мол, обыск проведи у того-то. Он пошёл — и пропал куда-то. Я уже сам у него обыск провёл, тут Коптев появляется. Я говорю: «Ну что изъял?» Он: «Изъял!» Я в крик: «Как ты мог изъять, если я сам изымал?!» А он: «Вот, изъял, где ты и сказал!» Стоим друг на друга смотрим, понять ничего не можем, потом всё же разобрались… Он, оказывается, пошёл по улице, которую я указал, назвал фамилию, прохожие подсказали… Кто же знал, что на этой улице два брата живут? В гараж зашёл, а там всё в запчастях… Он у одного брата изымает, я — у другого… Несколько групп тогда обнаружили, причём, между собой не связанных».

Погребной Николай, Сансанидзе (?), Коптев Сергей, Барсуков Владимир, Борисов Николай, Борисов Алексей

В 90-х годах было ещё одно громкое дело на КрасЖД, которое раскрыли сотрудники Саянского ЛОВД — дело о хищении контейнеров. Его хорошо помнят в Саянской, однако мало кто знает, что расследованием этого дела занимался Коптев Сергей Михайлович:

«Была такая группа, которая прямо на ходу контейнеры похищала. Началось всё с перегона Ирбейская-Козыла, где в месте экстренного торможения поезда были обнаружены следы машины ГАЗ-66. Хищения продолжались года два — организованные преступления очень трудно раскрывать и до суда они доходят редко. Однажды ночью на перегоне Илей-Кравчекно снова экстренно остановился поезд. Машинист передал о попытке кражи и звуке мотора грузовика. Мы поднялись (по тревоге), человека четыре, и поехали на место происшествия. Где-то около Стойбы встретили ГАЗ-66, остановили его: «Кто такие?». Они: «Мы из Бородино. У нас путёвка вчера закончилась, нам надо срочно сегодня вернуться назад». Мы поехали дальше, а им наказали заехать в Саянскую, отметиться. На рассвете добрались до места и обнаружили попытку сдёрнуть с платформы контейнер. Преступники перекидывали через берёзу лебёдку и тянули её машиной. Но случилось непредвиденное, что помешало краже: контейнер стоял на больших штырях, и они не смогли его сдёрнуть. Машина буксовала. По следам колёс мы определили, что это ГАЗ-66. При обследовании места происшествия я обнаружил один китайский кед, свежий костёр, рядом с которым лежала солома и, дефицитная в то время, кукурузная палочка, а ещё — место туалета, вокруг которого валялось много туалетной бумаги. Мы всё зафиксировали и вернулись. Машина, встреченная нами в Стойбе отметилась, как бородинская, и я на следующий день поехал в Бородино. В Бородинском отделении милиции стал наводить справки об этих людях, начальник Бородинского уголовного розыска Сергей (отчество не помню) тогда сказал: «Я давно наблюдаю за этими ребятами. Они нигде не работают, а богатеют!» Мы с ним тут же поехали на предприятие, которому принадлежала эта машина. Он отвлекал сторожа, а я в это время осмотрел машину: в кузове обнаружил солому и кукурузные палочки, а ещё — второй кед. Мы всё запротоколировали и решили ещё понаблюдать. Дня через два мне позвонил Сергей и сообщил, что машина выехала с территории предприятия. Мы отправили Борисова Алексея, чтобы он незаметно вёл их машину. Машина ехала к Саянской, её как бы невзначай остановили на перекрёстке возле милиции и завернули для проверки. Стали обследовать машину уже со следователями и опять нашли кукурузные палочки и кеды… Начали обыскивать ребят, а у одного из них полные карманы туалетной бумаги, идентичной той, что мы нашли на месте преступления. Ребят отправили на дознание в Абакан. Там они признались, что за два года похитили множество контейнеров. Хищения проводили по ночам. В Тайшете у них был свой человек с доступом к документам, он выбирал нужный контейнер. В условленном месте вагонник сдёргивал стоп-кран, так чтобы нужный вагон остановился рядом с машиной. Похитители быстро закидывали на дерево лебёдку, сдёргивали контейнер в кузов машины и уезжали. Когда машинист с помощником подходили с осмотром к этому вагону, их уже не было. В похищенных контейнерах были в основном дефицитные товары: маникюрные  наборы, плееры… Они их потом сдавали в магазины Бородино и Красноярска и по дешёвке сбывали. Дело было очень громким: во-первых, крупные хищения, а во-вторых, до суда дошло».

Пётр Александрович Анущенко помнит ещё одно дело, связанное с контейнерами. Оно было раскрыто в Бирюсинске, и что примечательно, участвовала в нём целая семья:

«В 80-х годах у нас в Бирюсинске было три брата, которые «бомбили» контейнера. Они на ходу их топорами рубили… Года три мы раскрыть не могли. А вышли на них случайно. Сделали обыск по подозрению, но из того, что искали ничего не нашли, а нашли коробочку чёрную из под помады фирмы «Arcancil», как сейчас помню, и платье без пояса. Потом оказалось, что это платье из похищенных вещей офицера-афганца. Он в контейнере вещи перевозил, а их поворовали: телевизор цветной и прочее. Старшего брата начинал садить ещё Куталов, среднего брата садил я, когда работал опером, а младшего брата тоже я садил, когда уже замом был».

Было ещё дело, когда подозреваемый практически признался в убийстве, но наши сотрудники доказали, что этот человек не убивал. Саянским ЛОВД в это время руководил Анущенко Пётр Александрович, он сам принимал вызов и хорошо помнит все подробности:

«Однажды мне позвонил участковый Коваленко с Мины: «У вас, — говорит, — на перегоне Кой-Хабайдак труп уже неделю лежит. Поездом сбило». Я отправил туда молодого следователя и опытного Барсукова. Оказалось, что у этого трупа ножевое ранение. Выехала группа из Партизанского: начальник и прокуратура. По подозрению взяли Аксёнова, посадили в камеру и «раскололи».  Но когда его нашли, он был в сильном опьянении, ничего не помнил, только сам себе удивлялся: «Я, — говорит, — на него, конечно, злой был, ну мог ему морду набить, ну мог избить, но чтобы убить!» А спас его Коптев, который допросил всех машинистов и выявил неточность. Бригадир пути, менял Аксёнова на станции Кой уже после драки в 13 часов дня. А машинист показал, что видел потерпевшего на перегоне в 13.30, он был ещё живой. Мы стали расследовать, и вышли на Волкова.  Он и оказался настоящим убийцей…»

Впереди стоят Ольховая Галина и Куталов Юрий
Позади Борисов Алексей, Анущенко Пётр, Якунин Сергей и Погребной Николай

Транспортная милиция объединила в себе две составляющих: транспорт и органы общественного порядка. Толчком для её возникновения послужили объективные причины, которые хорошо известны всем железнодорожникам и жителям пристанционных городов. Однако транспортная милиция всегда имела свою специфику работы:

«Хотя наша милиция и называется транспортной, железнодорожной, но она всегда подчинялась МВД, — объяснил Коптев Сергей Михайлович, — и никаких железнодорожных льгот у нас нет и не было. Штаб транспортной милиции находится в Москве, в главном Управлении МВД. Сначала министром МВД был Дзержинский, и когда в гражданскую войну начался бардак на железной дороге, им было принято решение создать специальную железнодорожную милицию. Где-то в 70-х годах произошёл случай, что террористы захватили самолёт и стюардесса Надежда Курченко погибла, пытаясь спасти пассажиров. После этого специальная милиция появилась в аэропортах. А в 1980 году, когда проходила олимпиада в Москве, ввели ещё и речную милицию. Потом эти подразделения объединили в одно ведомство — получилась транспортная милиция со своей спецификой работы и своими методами раскрытия преступлений.

Железнодорожная транспортная милиция ведёт расследования преступлений только в грузовых и в пассажирских поездах. Если грузовой поезд разворовывают, то об этом становится известно только на конечной станции, порой спустя несколько дней. И поисковая работа ведётся по всей железнодорожной линии. Охрана обычно сопровождает особо ценные, специфические или открытые грузы, а также грузы, которые идут на экспорт. Но большинство грузов по стране не сопровождается, не сопровождаются и небольшие контейнеры. В 90-х годах их целиком скидывали с железнодорожной платформы и увозили. А в пассажирских поездах в 90-х годах часто воровали шапки. У нас это обычно происходило по дороге из Красноярска. Когда все укладывались спать, женщины снимали свои шапки и клали их на столик, а при выходе обнаруживалось, что шапка пропала. В Саянской пассажирский поезд стоял 20 минут. За это время дежурный, Очкин Валерий Александрович, успевал принять заявление о краже, позвонить мне, я успевал собраться и запрыгнуть в этот поезд. Ехал до Маны или до Кошурникова, собирал информацию, а потом передавал её в Абакан. Если получалось «по горячим следам» поймать преступника, то так и сопровождал его до Абакана».

В арсенале Саянского ЛОВД на станции Саянской имелось служебное помещение и дежурная комната в здании железнодорожного вокзала.

Вход в Дежурную комнату железнодорожного вокзала

А ещё Саянский ЛОВД располагал стрелковыми полигонами, где зимой и летом проходили тренировки по пулевой стрельбе. Один полигон располагался в выемке недалеко от Калиновки, справа от первого моста через речку Рыбную. А второй полигон — под красногорьевской горой, за мостом налево. Ставили мишени и тренировались.

Напротив ЭЧ
Соревнования по пулевой стрельбе, в которых участвовали все железнодорожные организации

В начале 90-х годов было принято решение о строительстве на станции Саянской рядом с железнодорожным вокзалом специального служебного помещения для ЛОВД. В это время начальником отделения был Анущенко Пётр Александрович, при нём строительство началось и при нём закончилось:

«Строительство нового здания началось где-то в 1990 году. Использовался переработанный типовой проект тяговой подстанции. Там у нас должно было быть всё вместе: и дежурная часть, и изолятор временного содержания… Забили сваи, из кирпича выложили два этажа здания, возвели крышу, и на этапе внутренней отделки строительство пришлось заморозить, так как у железной дороги кончились деньги. Это было в 1993 году. Тогда недостроенное здание отдали НГЧ, а для ЛОВД выделили большое двухэтажное здание по улице Транспортной».

В этом здании Саянское ЛОВД располагалось около 10-ти лет.

Здание Саянского ЛОВД

Транспортная милиция всегда жила в ногу со страной и с родным посёлком. В период с 1994 года по 2002 год сотрудники Саянского ЛОВД выполняли служебный долг в Чечне: Очкин Валерий, Кальбин Владимир, Чубанов Василий, Пивоваров Александр, Селивёрстов Александр, Краюшников Иван. В праздничные дни всё отделение ходило на демонстрации, 9 мая принимало участие в проведении Дня Победы.

Коллектив Саянского ЛОВД всегда относился ответственно к своей работе, а ещё — был дружным и весёлым.

Отдых на Рыбной

В 2020 году Саянское линейное отделение транспортной милиции отметит 55-летний юбилей. Это больше полвека честного и добросовестного труда в годы застоя, перестройки и раздела ВСЖД… Обычная сыскная деятельность Саянского ЛОВД всегда сочетала в себе профессионализм и человечность. Многие люди до сих пор благодарны сотрудникам линейного отделения нашей станции за отзывчивость и уважительное отношение, которые они неизменно проявляли, несмотря на принципиальность и строгое соблюдение закона.

Марина Пряжникова

Источники:

Рассказы Куталова Ю.Н., Анущенко П.А., Леоненко В.В., Коптева С.М.

Лещёв Т.А., Лещёва Г.Н. Сквозь тайгу, через горы, над стремнинами рек: Исторический очерк. — Красноярск: ИД «Издательские проекты», 2003. — С. 133

Сибирская транспортная милиция (Сибирское УВД на транспорте): 200-летию Российского Министерства внутренних дел посвящается. — Красноярск, 2002

Фотографии, статьи, грамоты из архивов Куталова Ю.Н., Анущенко П.А., Леоненко В.В., Коптева С.М.